Следи за нами
РОО «Перспектива» предлагает поддержать нашу организацию
Другие новости

Норму Декрета № 7 «творчески» расширили

16 апреля 2019
Автор: neg.by

Законопроект, разработанный в соответствии с п. 6 Декрета Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее – Декрет № 7), внесен 15.03.2019 Совмином в Палату представителей.

Декретом Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» введена административная ответственность в виде штрафа от 10 до 200 базовых величин за непринятие руководителем юридического лица необходимых мер по надлежащей организации деятельности этого юрлица в соответствии с установленными законодательством требованиями, повлекшее причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан, если в этом деянии нет состава иного административного правонарушения или состава преступления.

Разработанный Совмином законопроект предлагает включить в главу 23 КоАП «Административные правонарушения против порядка управления» норму Декрета № 7, однако не в оригинальном виде, а в переработанном.

КоАП дополняется новой ст. 23.88 с примечанием. В примечании, во-пер­вых, расшифровывается, что следует считать «надлежащей организацией деятельности юридического лица» – выполнение руководителем этого лица возложенных на него законодательством обязанностей и (или) его должностных обязанностей. По логике разработчиков проекта, «непринятие мер по надлежащей организации деятельности юридического лица», вероятно, означает невыполнение названных в проекте обязанностей.

Во-вторых, в примечании дается весьма расширительное толкование термина «руководитель юридического лица».

Под руководителем юридического лица понимается физическое лицо:

– занимающее должность руководителя или заместителя руководителя юридического лица, а равно иную должность, предусматривающую осуществление организационно-­распорядительных (руководящих, организующих, направляющих, координирующих и контролирующих) функций в отношении юридического лица, его структурных подразделений, работников и направлений деятельности;

– занимающее должность руководителя управляющей организации, иное уполномоченное лицо этой ор­ганизации, а равно индивидуальный предприниматель – управляющий в случае, если полномочия по управлению юридическим лицом в соответствии с договором переданы управляющей организации или индивидуальному предпринимателю – управляющему;

– председатель ликвидационной комиссии, ликвидатор, управляющий по делу об экономической несостоятельности (банкротстве).

Обратите внимание на второй абзац. Зачем разработчикам проекта понадобилось изменить норму Декрета № 7, распространив ее не только на первого руководителя юридического лица? По-видимому, в связи с тем, что практика управления юридическим лицом предполагает «делегирование полномочий» от первого руководителя другим подчиненным ему руководителям. Причем не только на период отсутствия первого лица, но и в процессе его личной управленческой деятельности.

Ввиду того, что полномочия первого руководителя как единоличного исполнительного органа юридического лица прописываются в уставе юрлица, то там же целесообразно прописывать уровни делегирования и объем делегированных полномочий на периоды присутствия и отсутствия. Учредителям, собственникам не все равно, как распорядится своими управленческими правомочиями наемный топ-менеджер.

Исходя из этого норму Декрета следовало бы откорректировать не так широко, как это сделано в проекте. Необходимо было указать, что субъектом административной ответственности является руководитель юридического лица и (или) другое лицо, которому в соответствии с уставом, приказом, доверенностью частично делегированы полномочия руководителя юридического лица.

Однако разработчики проекта изменили не только букву, но и смысл нормы Декрета № 7. Ведь любой работник, должность которого предусмотрена в квалификационном справочнике должностей в разделе «Руководители», может быть субъектом административной ответственности по предлагаемой ст. 23.88 КоАП. И все они при определенных обстоятельствах подпадают под действие предлагаемой статьи (напомним диапазон размера штрафа – от 10 до 200 БВ)!

Стоит ли при таких подходах удивляться тому, что проблема дефицита управленцев в Беларуси приобрела хронический характер?

В итоге, когда нормы проекта закона вступят в силу, государственные контрольно-надзорные органы будут «сканировать» всю управленческую деятельность в коммерческом и некоммерческом юридическом лице как государственного, так и частного сектора. Но самая незавидная участь у судьи общего суда, который будет рассматривать протоколы этих многочисленных органов на любого руководящего работника и выносить решение. Для этого судье нужно обладать широким спектром познаний в области различных отраслей права. Помимо всего прочего увеличится нагрузка на судей, рассматривающих административные дела.

Толкование термина «руководитель юридического лица» (абз. 2 примечания к предлагаемой ст. 23.88 КоАП) почти совпадает с понятием «должностное лицо» из ст. 1.3 КоАП, где дается разъяснение отдельных терминов. Напомним, что ст. 7.3 КоАП относит к обстоятельствам, отягчающим административную ответственность, совершение административного правонарушения должностным лицом в связи с исполнением служебных обязанностей.

Тем самым привлечение к административной ответ­ственности по ст. 23.88 КоАП любого руководящего работника будет всегда сопровождаться наличием отя­гчающего обстоятельства.

Данный состав административного правонарушения является неформальным, т.е. требуется зафиксировать не только «непринятие мер», но и причинение вреда, вероятно, как имущественного, так и морального. Причем непонятно, как контрольно-­надзорные органы будут определять поставленное на первое место в статье «причинение вреда государственным или общественным интересам». Существует большая вероятность, что это весьма амор­ф­ное оценочное понятие создаст коррупционные риски, особенно когда не удается доказать причинение других видов вреда.

Приведу пример. Предприятие по­ставляет на внутренний рынок продукцию и имеет хроническую дебиторскую задолженность, а на экс­порт продукция поставляется по более низкой цене, но на основе предоплаты. Можно ли в этой ситуации «фиксировать» вред «государственным интересам» или это допустимая бизнес-стратегия?

Напомним, что ст. 5.4 КоАП не считает административным правонарушением причинение вреда при обоснованном риске, в т.ч. экономическом (деловом) риске. Это значит, что при составлении протокола контрольно-надзорным органом в отношении руководящего работника эти органы должны будут доказать отсутствие делового риска, а это уже задача посложнее, чем просто констатация нарушения и вреда.

Проект направлен в парламент без публичного обсуждения и без прогноза предполагаемых последствийпринятия (издания) нормативного правового акта. Если бы норма переносилась в КоАП в неизменном виде, то это было бы допустимым. На самом же деле ее расширительное толкование в проекте привело к существенной содержательной корректировке нормы Декрета № 7.


Поделится:
Читать также
19 апреля 18:31

На 1 апреля 2019 г. в Витебской области зарегистрировано 30578 субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе 8648 средних и малых организаций и 21930 индивидуальных предпринимателей. Как…

19 апреля 18:30

В 1 квартале 2019 года в Минской области подали уведомления и уплатили единый налог с индивидуальных предпринимателей и иных физических лиц за осуществление видов деятельности, не требующих государственной…

19 апреля 18:15

В Беларуси совершенствуются правовые отношения в сфере налогового законодательства. Это предусмотрено указом № 151, который Александр Лукашенко подписал 18 апреля. Как сообщает пресс-служба президента Беларуси, документ вносит изменения в указ от 26 февраля 2015 года…

19 апреля 18:14

Александр Лукашенко подписал документ, который совершенствуюет правовые отношения в сфере налогового законодательства: позволяет самозанятым оказывать услуги юрлицам, поэтапно отменять ограничения по НДС и отменяет действие скандального указа о…

Предложить новость